Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Жить, начертал на знамени я!Жить, под солнцем все побеждая.Кожа моя- одна броня, из стали броня другая!
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:37 

Чтоб не удалился.

Нужны ли мы нам?????!!
Я даже живой, только писать не пишется.В основном сижу в крафте по выходным, немного для заграницы, много для наших косплееров. Когда работаеш руками до интернета особо и интереса нет или ездим с малой гулять.Вот так и живем)

19:43 

Почему я не люблю держать животных.

Нужны ли мы нам?????!!
Сегодня внезапно умер наш домашний попугай, окрещенный как ни странно банальным именем Иннокентий. вот так вот, внезапно и сразу, еще недавно наелся корма попил воды залез на жердочку, и раз уже лежит на дне клетки кучкой неживой плоти и перьев. Камиле мертвого Кешу не показал,(унес в коробке из под обуви и похоронил в малиннике, чтоб лежал среди ягод которые так любил) но честно сказал что птичка умерла. Малая ходит грустная пол дня, в общем.К пташке все привыкли, так что конечно не самый веселый день и у взрослых.Кеш, пусть земля тебе будет пухом, ты был умница и послушная мелкота.:pope:

08:12 

Пост фестивальное.

Нужны ли мы нам?????!!
Ну, что можно сказать: лампово тепло, много позитива- в общем фест хороший. Вытянул малую на большую сцену. под конец трека малая запаниковала, хоть с начала и держалась молодцом. Ничего первый раз оно всегда так.Пофайтился с АКБ-шками в сценке вроде все норм суд попервому опаративному видео
.
Так же могу поздравить косвейвовцев которые отгребли три награды феста, одна из них девчата которые косплеили Аион с стафом моего прозводства))), могём ёпт.

00:05 

И на старуху бывает проруха.

Нужны ли мы нам?????!!
Я волк травленный и за пять с гаком лет крафта на экспорт, пообщался и повидал разных людей, так что большинство неадекватов отсеиваю еще при начальной переписке, но бывает и фейлю. Собственно, тут именно про такой случай. У Дяди дани есть номинация мудак месяца,вобщем одна девица почетно заработала сию ачивку у меня)). Договорились мы с ней что я сделаю ей одну деталюшечку ака шестопер-навершие на уже готовый в общем и целом посох Трисс Меригольд. Работа простая как два пальца, первичное общение девиаций у корреспондента не показало. Правда потом человек раскрылся в полный рост так сказать. А началось все с того что две недели она мне задавала кучу уточняющих вопросов по дополнительной возможности апгрейда дубца. Я поотвечал, потом малость решил осадить и прямо спросил, когда встречаемся чтобы получить дубец и деньги на материал.Барышня назначила встречу на субботу,вечер. В соответствующий день я с утра отписался с вопросом все ли в силе? Ну и ровно за пару часов до выезда у барышни случился приступ некоей страшной болезни из за которой она не сможет приехать и просит перебросить рандеву на любое время и любое место во вторник-четверг. Я,ну окай поправляйтесь, напишите в понедельник если все норм, то встретимся с 17-19 во вторник ну или обсудим про среду,так как в четверг я точно не могу. Понедельник- тишина и мертвые с косами, я принципиально, ничего не пишу,мало ли чел вреанимации), хотя по чесноку просто не хочу унижаться,не настолько мне этот заказ и нужен.Вторник проходит в гробовом молчании и я захожу вконтакт около восьми. минут через двадцать, эта девачка пишет "я посох спаковала, где встретимся на 18 вечера. Я в небольшом ахуе, отвечаю что встретится мы должны были пару часов назад, а сейчас я у себя в Вишневом(7км от киева) и никуда выползать не собираюсь.Мне с пафосом заявляют что их величество решило что хочет видеть меня в среду в указанное время.После такого, я просто вежливо отказался работать с человеком,подчеркиваю Вежливо, на Вы и без матюгов. Мне в ответ прилетело куча указаний: что я должен, о чем мы Договорились, какой я безответственный подлец,сноб итд итп. и пригрозили пожаловаться и испортить репу в Косплей конфешн.Иногда я не понимаю "эту нашу маладеж", логически мыслить она не умет что ли?При всех обстоятельствах, я имею полное право отказаться от работы ибо не вступил в товарно-днежные отношения, так как не работаю с карточками и прочими банковскими прибамбасами, только нал в руки при встрече.Встречу профилонила дважды-все гуляй лесом. Никто не пострадал,окромя ЧСВ "великаго косплеера". Как же ей отказали.О,нет этот холоп крафтер должен быть наказан!!!! И она таки родила пост вот тут vk.com/wall-59178013_200432

Результат оказался немного предсказуем, как говорят в интернетах. Надеюсь девушка снизит уровень короны чем побережет потолок от царапин,и поймет что мир не вращается вокруг нее и для нее ,а в жизни терпеть кобеняки будут только мама-папа-бабушка и мальчик тряпка-кун из аниме, а остальные могут и нахуй послать.))))) Хотя судя по завершающему посту там бронелобость на уровне ратте-мауса.

11:27 

планируемые просмотры.

Нужны ли мы нам?????!!
Я последние года дава мало смотрю анимешек, из -за засилья, тупого гаремника, эччи, и тряпкокунов под пятой цундере в той горе вала что идет . Но вроде Пришел луч света в темном царстве в виде двух проектов, у которых пока только по 1 серии вышло и сложно сказать что будет дальше. но начало многообещающее.Так что настраиваюсь на онгоинги "Гангста"- безбашенное криминальное чтиво в стиле Черной лагуны и Ермунгарда(последний правда слили)но выпускающие подарили нам Самурай Чамплу, Эрго Прокси, Мичико и Хатчин, Страна чудес смертников и др. По идее, запороть экранизацию не должны. Номер второй "Оверлорд" эдакий свордарт и данжон кипер в одном флаконе- брутальный мужик-хатараки волею случая тянет лямку в буднях темного властелина. без ояш и соплей- будем посмотреть.

14:15 

Можно сказать тыл фронту))

Нужны ли мы нам?????!!
Вобщем такое дело, меня вчера очень много поблагодарили ребята из косбенда Coswave с которыми я начлал сотрудничать 1,5 года назад. Они взяли первое место в номинации группового косплея на Аниконе-VII в Бандерштадте.Спасибо им за добрые слова, и высокую оценку моих крафтерских способностей))). Приятно что не зря три месяца все это делалось.


14:13 

немного о Черчиле, Британии и приятных джентльменах из Лондона

Нужны ли мы нам?????!!
Итак. Представьте, что вы бенгальский учитель, второсортный подданный Британской Империи. Той, где премьер-министром симпатичный толстяк с сигарой и бульдогом Черчилль. Ваша страна процветает под управлением Империи уже 180 лет. В Британии платят пенсии, строят самолёты и работают над вычислительными машинами. У вас тоже всё хорошо: есть чистая рубашка, брюки, жена, четверо детей и бамбуковая хижина. Учительствуя (школа - такая же хижина), вы зарабатываете себе и детям на рис. К сожалению, лекарства дороги, поэтому половина ваших детей умирает, не дожив до трёх лет. Но это дело обычное - всюду так.

Начинается война и одновременно другие неприятности. Часть рисовых полей поражена грибком, наводнение смыло ещё часть. Рис дорожает вчетверо. Вы начинаете голодать, но не расстраиваетесь: цивилизованная метрополия с милым толстяком во главе наверняка поможет.
Но что-то идёт не так. Британские торговцы спекулируют рисом, британские власти вместо того, чтобы помочь - продолжают вывозить зерно десятками тысяч тонн.

У вас пухнут от голода и быстро умирают оставшиеся дети. Вместе с женой вы пытаетесь перебраться в другую, не голодающую местность. Но британские власти, опасающиеся японцев в соседней Бирме, конфисковали все лодки в вашей деревне. Потом приходят солдаты и уничтожают все оставшиеся поля - они называют это "выжженной землёй, чтоб не досталось японцам".

Вы с женой и односельчанами медленно, один за другим, подыхаете с голоду. Вы остаётесь среди трупов последним - живой (пока ещё) скелет с вывалившимися зубами и вылезшими ногтями. Вы лежите в своей рубашке и брюках, которыми так гордились. На вас садятся мухи. В принципе вы подохли так же, как 4 из 60 млн жителей британской Бенгалии - ничего особенного.

Ведь вы не были британцем. Вы просто были каким-то черножопым учителем в далёкой колонии, из которой Сражающейся Нации доставили необходимое ей зерно. Вы грязь под ногами настоящих людей, и ничего о вас не напишут. А если кто и напишет - то ему скажут, что "это демагогия в стиле а у вас негров вешали". Никому не интересно, что вы вообще были. Вы - обобщённый "негры".

Нам нужна дечерчиллизация.Пара фотографий, сделанных во время голода в британской Бенгалии, произошедшего в 1943-м году.
По различным данным в этот период в Бенгалии умерло от 1,5 до 4,3 млн. чел

10:22 

Нужны ли мы нам?????!!
9 Мая., День Победы.Слава советскому народу, слава солдатам и матросам,слава работникам тыла.Спасибо вам и мертвым и живым!

23:38 

а цены все выше и долар растет.

Нужны ли мы нам?????!!
Вот я подрабатываю крафтом ибо деньги на работе платят через пень колоду и очень мало.в начале феврля меня ангажировали на кучу крафта на март-апрель в количестве 3 комплектов доспехов, 6 пушек и пары аксесуаров, я продеал людям калькуляцию по ценам на материал и работу, ага. И теперь понимаю что все это скорее всего накрылось большим медным тазом, за бакс седня уже 41 в среднем по больнице, ценники в магазинах меняют каждые два дня. Вобщем , доскаклись. ну допустим пару упорных таки закажут крафт вместо купить мешок сахаоа или чего нибудь более полезного, но мля- цены за работу я озвучивал стандартные которые выставил еще осенью прошлого года при асчете бакинского ну в 20-22, сейчас если я буду работать за эти деньги, мне проще постоять пораздавать листовки после работы чем проебать два выходных и заработать ну допустим на одном одноручнике 300-350 гривен= 9баксов.С другой стороны не хочется посылать людей(((.Моё гири просто, не даст мне сказать: "сонц за фотки фотографу вы платите в среднем 100$ , я хуярю руками то ,чьё авторство большинство из вас даже не указывает на подписи к фото, и беру за это в разы меньше. Заплати мне как фотографу". Но, я фан косплея как такового, и мне больше важны не бабки, а то что я могу глядя на 10ток фоток лучшего лол косплея в оф-группе за год, сказать 4 крафта мои))).Меня прет, что русский косплей, не хуже буржуйского, хотя у наших крафтеров нет гаража с кучей станков и инструмента, многих доступных им там материалов, а все клепается с помощью, русской смекалки, лома, такой то матери и прямых рук в квартире.Ну итд.

01:56 

C Днем Советской аримии и Военно морского флота.

Нужны ли мы нам?????!!
С 23 февраля в общем пацаны.Хотя у нас на Украине это не модно, но я предпочитаю его а не тот гандонский праздничек который проходит то ли в ноябре то ли в в декабре.

10:46 

Лайф окончательно скурвился.

Нужны ли мы нам?????!!
еще с середины осени стал замечать что деньги на счету кончаться стали внезапно и быстрее обычного. У меня старый добрый ополни на 40 месяц говоришь бесплатно, ну точнее не месяц а 25 дней)), денежный остаток на вашем счету депонируеться.С моими привычками этого хватало "на говорить" бесплатно 25 дён, потом выговарить оставшися 40-вник 2 месяца. а тут раз и за месяц-полтора денег нет.списывал на то что стал немного чаще звонить на не лайф операторы. Но как оказалось нихуя не из-за этого.так получилось что с 5 феврвля не пришлось делать ни одного звонка вобще. На счету было в районе 23 гривен, и тут рааааз. у вас на счету недостатчно бабла чтобы сдеть звонок. Я в диком ахуе,звоню - ЧтОБЛЯТЬСЛУЧИЛОСЬ СУКАЛАЙФ в техподдержку. Оказалосьэти уроды подключили меня на 2 ебанные доп услуги при том что я их не заказывал и в неделю снимали с меня за них по 14 гривасей. Охуеть а?Вобщем высказал все что о них думаю , и нахожусь в поиска нового оператора.

14:17 

2015

Нужны ли мы нам?????!!
Всех с наступающим Новым годом, пусть он будет лучше голимого 2014.

23:54 

Про экономию электрики.

Нужны ли мы нам?????!!
Вот у нас например отключают на 2 час утром с 8-10 и вечером с 18-20, типа экономим электричество. А едеш поздно с работы и при этом любуешся на кучи реклам, подсветок и елочек, которые горят-светят всю ночь, возникакет вопрос, а какого хуя, отключают людей, а не все это говно? В чем экономия, если эти два часа утром и вечером секономленных на людях, сливаються в нуль потребляемой всей этой хуитой электрикой.

02:13 

Для любителей "100тысчь мильенов сьеденных лично Сталиным"

Нужны ли мы нам?????!!
Пучков таки начал выпускать солженицынские чтения, косплей не плох))

Вот если бы Рукава были закатаны и по локоть в крови, поверх формы фартук небольшой, тёмный, заляпанный фуражечку синюю с околышем красным.
А ложечкой мешать оттопырив все остальные пальцы, чтобы ложечку не попачкать ))
Да. И периодически доставать из ящика стола нагани стрелять куда-то за кадр со звуком падающего тела совсем в образе кровавого упыря был бы:crzsot::crzbayan::peshi:

03:21 

О человеках былых.

Нужны ли мы нам?????!!
уперто здесь ru-elizarov.livejournal.com/237902.html

АРКАДИЙ ГАЙДАР

1

Впервые о Смерти я услышал от Аркадия Петровича Гайдара. Мне исполнилось шесть лет, и к тому времени я уже познал бренность. Ломались игрушки, заканчивались мультфильмы, истекали выходные дни. Каждым вечером полагалось уходить в небытие. Под похоронный мотив «Спят усталые игрушки» я отправлялся в кровать, заливаясь бесстыжими липкими слезами, потому что близкие оставались у телевизора, а я уходил. И это было так несправедливо, так жестоко. Почему я, а не они?!

Раньше в моей детской жизни присутствовал Корней Чуковский, катилась отсеченная паучья голова, праздновалась скорая свадьба комарика и освобожденной Цокотухи. Но это была потешная насекомья смерть, подмостки игрушечного ТЮЗа ― по окончании стишка зарубленный паук надевал голову, как панамку, и выходил на поклон вместе с тараканами и гусеницами. Я поэтому без содрогания губил всяких мух и мотыльков. То была игра в «Чуковского», а не жестокость ― поэтому ничьих я не жалел позолоченных брюх...

Рыжим сентябрьским вечером я влез на прогретый, широкий, как полати, подоконник и приготовился слушать. Шелестела листва. Перевернулась книжная страница. И вдруг что-то произошло ― новое, чужое, но очень приятное, как будто по вспотевшей горячей спине пробежал ласковый прохладный ветер.

Родительский голос раскинул перед моим взором пастораль, такую прекрасную и тревожную, что я впервые почувствовал собственное сердце ― как будто его не было раньше, а тут оно возникло и застучало...

«В ту пору далеко прогнала Красная Армия белые войска проклятых буржуинов, и тихо стало на тех широких полях, на зеленых лугах, где рожь росла, где гречиха цвела, где среди густых садов да вишневых кустов стоял домишко, в котором жил Мальчиш, по прозванию Кибальчиш, да отец Мальчиша, да старший брат Мальчиша, а матери у них не было...»

На том вечернем подоконнике мне сделалось дурно от нахлынувшего счастья и от неизвестной тревоги. Так первобытный ум понимает, что есть душа.

«Вот однажды ― дело к вечеру ― вышел Мальчиш-Кибальчиш на крыльцо. Смотрит он ― небо ясное, ветер теплый, солнце к ночи за Черные Горы садится. И все бы хорошо, да что-то нехорошо. Слышится Мальчишу, будто то ли что-то гремит, то ли что-то стучит. Чудится Мальчишу, будто пахнет ветер не цветами с садов, не медом с лугов, а пахнет ветер то ли дымом с пожаров, то ли порохом с разрывов. Сказал он отцу, а отец усталый пришел.

― Что ты? ― говорит он Мальчишу. ― Это дальние грозы гремят за Черными Горами. Это пастухи дымят кострами за Синей Рекой, стада пасут да ужин варят. Иди, Мальчиш, и спи спокойно...»

После этих строк, я знал, что никогда больше не будет спокоен мой сон, никогда не поверю я звенящей тишине и летнему покою ― потому что «все бы хорошо, да не хорошо». Каждую ночь стану вслушиваться ― не скачет ли с черными новостями вестник, чьи приметы навеки сделались известны:

«Конь ― вороной, сабля ― светлая, папаха ― серая, а звезда ― красная. ― Эй, вставайте! ― крикнул всадник. ― Пришла беда, откуда не ждали. Напал на нас из-за Черных Гор проклятый буржуин. Опять уже свистят пули, опять уже рвутся снаряды. Бьются с буржуинами наши отряды, и мчатся гонцы звать на помощь далекую Красную Армию».

Зачарованный восседал я на подоконнике. И вечер был уже не вечер, и от сентября вдруг повеяло пороховым дымом и могильным погребом.

«Так сказал эти тревожные слова краснозвездный всадник и умчался прочь. А отец Мальчиша подошел к стене, снял винтовку, закинул сумку и надел патронташ».

Я понимал, что Отец обречен. Он и сам это понимал: «Что же, ― говорит старшему сыну, ― я рожь густо сеял ― видно, убирать тебе много придется. Что же, ― говорит он Мальчишу, ― я жизнь круто прожил, и пожить за меня спокойно, видно, тебе, Мальчиш, придется».

И не было никакой силы, способной остановить вымирание славной семьи. Придет время, за Братом тоже прискачет изнуренный конник с простреленной папахой, рассеченной звездой, чтоб увести на героическую гибель.

Но, сидя на том подоконнике, я твердо знал: все что происходит ― правильно! Потому что есть на свете две высшие вещи ― Долг и Совесть. Конечно, я еще не выучил эти слова, чей содержательный объем поднялся тогда передо мной во весь рост ― мне оставалось только овладеть грамотой, чтобы их прочесть...

Первую слезу я проронил на строчках: «Глянул Мальчиш и видит: стоит у окна все тот же человек. Тот, да не тот: и коня нет ― пропал конь, и сабли нет ― сломалась сабля, и папахи нет ― слетела папаха, да и сам-то стоит ― шатается.

― Эй, вставайте!― закричал он в последний раз.― И снаряды есть, да стрелки побиты. И винтовки есть, да бойцов мало. И помощь близка, да силы нету. Эй, вставайте, кто еще остался! Только бы нам ночь простоять да день продержаться.

Глянул Мальчиш-Кибальчиш на улицу: пустая улица. Не хлопают ставни, не скрипят ворота ― некому вставать. И отцы ушли, и братья ушли ― никого не осталось».

И пока я был ребенком, над смыслом жизни не бился. Он был как на ладони ― смысл. Меня потрясло мое открытие ― для чего нужны дети, зачем существую лично я! Ребенок ― не тот, кто не любит манную кашу! Не плакса, не старушечий баловень, не зритель мультиков. Ребенок ― это военная элита, духовный спецназ, воин часа Икс. Когда ночью постучит обессилевший гонец, я должен подняться с кровати, чтобы пойти и погибнуть за Родину. А за это она насыплет надо мной зеленый курган у Синей Реки и водрузит красный флаг. И полетят самолеты, побегут паровозы, поплывут пароходы, промаршируют пионеры ― отдать герою последние почести. И, представьте себе, представьте себе, нет ничего лучше такого вот конца...

Но как же я плакал, когда услышал такие ожидаемые слова: «И погиб Мальчиш-Кибальчиш... Как громы, загремели и боевые орудия. Так же, как молнии, засверкали огненные взрывы. Так же, как ветры, ворвались конные отряды, и так же, как тучи, пронеслись красные знамена. Это так наступала Красная Армия...»

Я плакал, но слезы уже не казались липкими, как насморк. Это были торжественные горючие слезы, честные, словно авиационный бензин. Такими слезами можно заправить самолет, подняться в воздух и упасть на колонну вражеских танков.

В тот вечер я постарел на целую детскую жизнь. Меня прежнего не стало. С подоконника спрыгнул маленький смертник и конспиролог. Отныне были Тайна, Смерть и Твердое Слово.

Тогда же я наложил пищевой зарок на варенье с печеньем, на эти сомнительные вкусности, за которые продался маленький жирный иуда Плохиш. Отречение далось легко ― я не любил печенье, а на конфеты запрет не распространялся...

Больше тридцати лет прошло, а я до сих пор не доверяю толстякам. Избыточный вес так и остался для меня физиологическим клеймом предателя. Жаль только, что не осталось во мне даже крошечной искры того огненного детского бесстрашия, которое когда-то зажег в моем сердце писатель Аркадий Гайдар...

2

Взрослые частенько пускают Смерть на самотек ― подрастешь, сам во всем разберешься... А если нет?! Гайдар лучше многих понимал, что именно трусость, в ядре которой заложен изначальный людской страх перед смертью, трусость как душевный недуг способна навсегда извратить личность. Выродить человека до существа.

Трус в понимании Гайдара ― опасный калека. Не случайно один из ранних его книжных персонажей, красноармеец Чубатов заключает:

«Трус чаще гибнет, чем рисковый человек. Трус, он действует в момент опасности глупо, даже в смысле спасения собственной шкуры».

Можно перевоспитать вора, усовестить душегуба, но не вылечить сердца, пораженного спорами страха. Вот он ― горький писательский вывод. Не случайно, многие гайдаровские герои проходят через инициацию выбора. Для мальчишки, что едва держится на воде, испытанием станет широкая река Кальва. Судьба барабанщика из одноименной повести ― встать из спасительной травы под шпионские пули. У каждого «своя дорога, свой позор и своя слава». Но они входили в реку, поднимались под пули ― его герои. И тогда страх терял над ними власть.

Когда пришло к Гайдару это мудрое осознание природы души? Не с того ли 19 августа 1919 года, когда он, пятнадцатилетний подросток ― еще не Гайдар, а просто Аркадий Голиков вместе с остальными 180 курсантами Шестых Киевских пехотных курсов командного состава Красной Армии получал на плацу свое удостоверение краскома?

После присяги нарком Украины Н.И. Подвойский попросил оркестр сыграть похоронный марш ― в память о тех, кому предстоит великая честь умереть за Революцию.

Гайдар вспоминал: «Мурашки бежали по телу. Никому из нас не хотелось умирать. Но этот похоронный марш как бы оторвал нас от страха, и никто уже не думал о смерти». Так в пятнадцать лет Гайдар уже побывал на своих похоронах. Дальше начиналась настоящая жизнь навеки пятнадцатилетнего мальчугана...

На этом пассаже Аркадий Петрович Гайдар наверняка бы поморщился и дословно воспроизвел цитату ― у него была исключительная память! ― из «Судьбы барабанщика»:

«Вон старик Яков из окна высунулся, в голубую даль смотрит. В руке у него, кажется, цветок. Роза! Ах, мечтатель! Вечно юный старик-мечтатель! ― Он не в голубую даль, ― хмуро ответил я. ― У него намылены щеки, в руках помазок, и он, кажется, уронил за окно стакан со своими вставными зубами. ― Бог мой, какое несчастье! ― воскликнул дядя. ― Так беги же скорей, бессердечный осел, к нему на помощь, да скажи ему заодно, чтобы он поторапливался...»

Но Гайдар действительно ничего не боялся. Ни в Гражданскую, ни на «гражданке».

Он держал удар, когда критика свирепо, по несколько лет кряду крушила его светлые веселые истории о юности, войне, о голубой чашке...

Стоически переносил болезнь ― чудовищные головные боли, от которых было одно спасение ― бритва, и он резал сам себя, новой мукой заглушая ад в контуженной голове.

Дважды звонил наркому внутренних дел Ежову, чтоб выгородить бывшую жену, жестокую Лию Соломянскую, арестованную «врагиню народа» ― звонил, чтобы защитить ту, что превратила для него Тимура в орудие пытки: Гайдар, тоскуя, месяцами не видел сына.

Не раскис, ожидая скорого ареста в 38-ом, когда после доноса рассыпали типографский набор «Судьбы барабанщика». В тот период он, осознавая свою «зачумленность», предусмотрительно отгородился от друзей ― чтоб не «заразить».

Гайдар не боялся до самого последнего своего дня, 26 октября 1941 года, когда под Леплявой на железнодорожной насыпи, предупреждая партизан о засаде, подставил свое сердце пулеметной очереди.

Буквенно-генетический код всех гайдаровских текстов: «Не бойся!»

Переводчик и поэт Самуил Яковлевич Маршак в свое время отозвался о Мальчише эпитетом «отвратительный»...

В высшей степени предвзятая оценка. Как лирик, он не мог не чувствовать мертвящей величественной красоты этой сказки. И это Маршак, который превосходно разбирался в природе мальчиков: «Из чего только сделаны?» И откуда бы иначе взялась мудрая фраза старого пикта: «Мальчику жизни не жалко, гибель ему нипочем»?

Маршак все оценил, просто оробел перед детской отвагой и великим подвигом самопожертвования. Старость эгоистична и труслива. Маршак, по-стариковски, разозлился на Гайдара:

― Кибальчиш твой не хорош,
Очень страшно ты поешь!

Я, уже будучи недалеким, самовлюбленным выпускником филфака, напрочь позабыв о моем первом детском восторге отзывался о «Мальчише и Военной Тайне» циничными словами: «некрофилический пафос». Называл «самой готической историей в Советской литературе». Задавался саркастическим вопросом, почему не развилось массовое движение «Кибальчишей», мрачных пост-советских готов в красноармейских одеждах. Можно ли вообразить себе что-либо более готичное чем буденовка ― остроконечный суконный шлем с алым пентаклем, френч или шинель с красными клапанами-разговорами?

Неужели я тогда не понимал, что Гайдар не учил умирать? Стоя на страже впечатлительной детской души, он просто учил жить так, чтобы не бояться смерти.

3

На территории послевоенного советского детства Гайдар был почитаемым божеством Красного Пантеона. Вторым, после Ленина, отвечавшим за любовь к детям. При этом было не совсем ясно, чем ленинское кормление в Горках по любвеобильности превышает грандиозные, на всю страну, педагогические заслуги повести о «Тимуре и его команде». Да что тут говорить ― тимуровское движение фактически не уступало по размаху пионерскому!

Понятно, по субординации Ленин был Зевсом коммунизма, Главным Дедушкой, а Гайдар ― младшим вечно юным богом, являвшимся школьникам в присказках, почти как курчавый сизиф Пушкин, которому все за всех доделывать. Гайдар был вечным укором советскому недорослю возраста от четырнадцати до семнадцати: «Гайдар в твои годы полком командовал!»

В четырнадцать лет Аркадий Голиков служил адъютантом при командующем войсками по охране железных дорог республики. Есть фотография ― юный Голиков с маузером за поясом. Это тот самый пистолет, из которого был застрелен литературный фантом Юрий Ваальд в повести «Школа». Не случайно, первоначальное название книги не «Школа», а «Маузер».

При всех исключительных бойцовских качествах Голикова, уже тогда поражала его редкая работоспособность ― мог не спать по трое суток, если того требовала служба. Дисциплинированный, сообразительный, надежный паренек.

На том памятном киевском плацу с похоронным маршем пятнадцатилетний Голиков был командиром взвода. Меньше чем через 10 дней, он принял на себя командование ротой. А ведь ему не было и шестнадцати. Наученный утренним налетом петлюровцев ― тогда убило ротного Яшку Оксюза ― навсегда разучился спать. И ни разу не прозевал врага.

В декабре 1919 года, за пару месяцев до шестнадцатилетия был ранен взрывом шрапнельного снаряда. Тот взрыв не раз отзовется роковым эхом в его жизни. В контуженной голове, как крыса, завелся страшный разрушительный недуг ― травматический невроз, который вначале оставит его без профессии солдата, потом пройдется по семье и писательской работе...

Перспективного командира роты отправили в Москву ― в элитную военную школу «Выстрел». В 17 лет он получил мандат об окончании тактического отделения с правом на должность комполка. И при этом ― Голиков один из лучших курсантов.

Первый свой полк получил в Воронеже. Был инициатором бескровного разрешения крестьянского «антоновского» бунта. По рекомендации Тухачевского получил направление на учебу в Академию Генерального штаба.

Перед семнадцатилетним Гайдаром открывалась блистательного масштаба военная карьера... которая, впрочем, могла захлопнуться в тридцать седьмой расстрельный год, когда выпалывали генералов. А Гайдар к тому времени наверняка командовал бы дивизией.

В Академию по случайности не попал ― раньше направили в Хакасию. Два бессонных месяца надорвали нервную систему. Он оказался между молотом и наковальней ― ЧОН Енисейской губернии и губернским ГПУ. Против трехсот сабель атамана Соловьева ― Императора Тайги ― московскому «вундеркинду» Голикову, опасному выскочке ― так о нем думало местное чекистское начальство: выскочка, ранний полковник! ― было передано в распоряжении всего сто двадцать четыре бойца. И задание ― в кратчайшие сроки обезвредить банду Соловьева.

В Советской Армии восьмидесятых среди старослужащих «дедов» прижилась такая формула унижения: «Вот тебе, салага, рубль, принеси водки, колбасы, и трешку сдачи». Примерно в такое же положение был поставлен и начальник боерайона Аркадий Голиков. Поэтому и множились доносы в ГПУ, что у Голикова: «Соловьев не ловится».

Но даже в этих невыносимых условиях он умудрялся хорошо воевать. И Соловьев попадал в его пулеметные ловушки, терял людей и сторонников...

В двадцать четвертом году медкомиссия в Москве подписала двадцатилетнему Аркадию Голикову приговор: «Не годен». Он стоял перед ними, оторопевший юноша-атлет с крепкими бицепсами, растеряно улыбался: неужели это тренированное тело больше не нужно Армии?..

«Гайдара» придумал в Ленинграде, в трудном 1925 году. Нищета оказалась ловчее петлюровцев, застала врасплох. Пока правил страницы своего первого большого труда «В дни поражений и побед» распродал, все что имел ― шинель, френч, папаху, сапоги. Сложил заунывный стих:

Все прошло, Но дымят пожарища,
Слышны рокоты бурь вдали
Все ушли от Гайдара товарищи
Дальше, дальше вперед ушли...

Думал, написал роман. Старшие товарищи, писатели Федин и Слонимский, сказали ― повесть. Тогда же произошло первое творческое открытие ― оказывается, писать можно и о том, чего не видел. Можно придумывать. До этого он считал, что имеет право публиковать только свой личный опыт.

Повесть вышла в альманахе «Ковш», подписанная еще родной фамилией ― Голиков.

А «Гайдаром» стал седьмого ноября 1925 года, сдавал рассказ «Угловой дом» ― написал для пермской газеты «Звезда», где работал фельетонистом.

Главный биограф Гайдара Борис Камов говорит о хакасском происхождение звучного псевдонима. «Хайдар». Версия первая ― «лингвистическое недоразумение». Голикову казалось, что «Хайдар» означает «командир» или «всадник», а звучное слово оказалось наречием «куда».

Имеется и вторая версия от сына Тимура: «Гайдар» ― сложная аббревиатура, замешанная на шифре еще времен реального училища.

«Г» ― первая буква фамилии Голиков; «ай» ― первая и последняя буквы имени; «д» ― по-французски ― «из»; «ар» ― первые буквы названия родного города. Г-ай-д-ар: Голиков Аркадий из Арзамаса.

Детский писатель.

4

Сложный, о двух концах, эпитет ― «детский». Когда-то эта «детскость» помогла бывшему солдату окопаться в литературе. Сам Гайдар признавался, что только «из хитрости назвался детским писателем». Хитрость удалась, более того ― прижилась, обозначив творчеству Гайдара четкую возрастную планку ― по юность включительно.

Детский писатель оказывался сродни детскому питанию. Чуковский или Барто превращались в блюда для малышей, которым от двух до пяти: «Ехали медведи на велосипеде» или «Наша Таня громко плачет». А Гайдар предназначался детям от шести до пятнадцати. Кто помладше ― тому «Чук и Гек», кто постарше ― тому «Тимура» или «Школу». А дальше наступал черед взрослых авторов...

Детская литература явление позднее. Как и сама категория детства, которой до семнадцатого века попросту не существовало. Ребенок средневековья и Возрождения был кем угодно: «карликом», слабосильным организмом, но не «цветком жизни». Малолетний вор получал тоже самое число плетей, что и вор совершеннолетний. Трехлетний герцог с мокрыми панталонами считался дворянином и господином.

Литература, как религия и одежда, была одна для всех возрастов. О «детстве» впервые задумался активно развивающийся протестантский мир. Миссионерство в первую очередь распространилось на детей. Их стали воспитывать.

«Счастливое детство» оборачивалось рабством повышенного комфорта ― за «нежную» заботу следовало платить послушанием. Тогда же появилась и литература «для маленьких» ― дидактические тексты по библейским сюжетам, только на новый лад. В известном смысле это была агитационная вспомогательная программа по ограничению, воздержанию, дисциплине. Уже к середине девятнадцатого века эти нравоучительные опусы сделались объектом острых насмешек.

Не следует также путать тексты «про детей» с текстами «для детей». Марк Твен с «Томом Соером», гениальным «Гекльберри Финном» ― это литература «о детях». Так получилось, что виду книжного дефицита, подобные романы предложили самой юной читательской аудитории.

Вальтер Скотт, Джонатан Свифт, Даниэль Дефо, Александр Дюма, Роберт Стивенсон, Фенимор Купер, Жюль Верн, Майн Рид ― это список можно продолжать хоть до Конан Дойля ― в свое время все они были «взрослыми» писателями, которых подросшее человечество вручило новому поколению детей. Так младшему брату по наследству достаются штаны и куртки старшего брата. Дети нового века «донашивали» взрослую беллетристику былых времен ― про рыцарей, индейцев, разбойников, пиратов и сыщиков.

Поэтому «Детская Литература» в чистом виде, как мы ее себе представляем, произнося это словосочетание, ― продукт двадцатого века.

Русская же детская литература сформировалась только в советский период. До этого имелся лубок, классика в виде недетских сказок Пушкина, Ершова, Одоевского, переводной авантюрный роман, журнал «Задушевное слово» со слезливыми историями Чарской о девочках и сиротках.

«Детское» понималось как нечто упрощенное (Энциклопедия для детей) предельно цензурированное, надклассовое, нравоучительное и бесполое.

В набоковском романе «Защита Лужина» отец главного героя занимается производством такой вот нравственной пищи для учащихся: «Приключения Антоши, изд. Сильвестрова» ― на обложке «ясноокий гимназист кормит облезлую собаку завтраком».

Это то, что преобладало: вместо реальных детей по литературной сцене расхаживали ряженые писклявые травести, которым суфлировали почтенные писательские дяди.

А потом была революция и гражданская война. Детство на время обрело страшную свободу. Процветали проституция, воровство, бандитизм, бродяжничество. Новой власти пришлось брать распоясавшихся беспризорников под уздцы. Тогда же зародилась советская детская литература. И Гайдар стоял у ее истоков.

Непонятно, что было раньше: все эти Димки, Вовки, Федьки обучившие Гайдара своим речевым оборотам, или их изобрел и сложил сам Гайдар, а затем Мишки Квакины и Юрки Ковякины бойко заговорили на звонком и веселом гайдаровском наречии?

До этого уже были попытки внедрить «живую» детскую речь в литературу. Современнику Гайдара, замечательному писателю Леониду Пантелееву в повести «Республика Шкид» удалось зафиксировать трагичный новояз детства, пережившего революцию, войну и разруху. Дефективные отроки Пантелеева говорят на смеси воровского жаргона. По большому счету, они ― умудренные «взрослые» лилипуты, униженные и развращенные.

Насколько достоверной была пантелеевская «феня»? Она все-таки результат художественной обработки, в которой исходник доведен до комизма: «В печку, мотаем, в ширму загибаем, на халяву канаем» сродни «редискам» и «петухам гамбургским» данелиевских «Джентельменов удачи».

Этот жаргон с восторгом принимался в литературу ― «Республика Шкид» была в то время абсолютным хитом ― но лексика дефективных маргиналов никак не мог претендовать на статус «детского языка».

Именно Аркадий Гайдар стал создателем советского мальчишеского дискурса. Или даже больше ― пионерского пиджина. Благодаря ему дети новой страны обрели нормативный язык ― «пиджин-гайдар» на котором коммуницировали в художественных мирах (вплоть до развала Союза). Благодаря Гайдару обрели свои голоса герои Носова, Драгунского, киноперсонажи «Приключений Электроника» («вокальные партии» озвучивала грубоватым голосом подростка Елена Камбурова) и «Гостьи из будущего».

Ныне уже не встретить носителей «пиджин-гайдара». Последние отголоски этого ныне мертвого языка можно, пожалуй, услышать в юмористических кино-выродках «Ералаша» ― маленькие паяцы с осколками гайдаровских интонаций, играющие вымороченную бездарную драматургию также нелепы, как казахи, говорящие на латыни.

Нужно признать, нового детского языка в ближайшее время не предвидится, ибо не предвидится нового Аркадия Гайдара.

Да и старый Гайдар вдруг оказался никому не нужен. Наступили новые времена.

5

В романе Виктора Пелевина «Жизнь насекомых» (1993) присутствует ернический псевдо-структуралистский обзор творчества Гайдара: «Полет над гнездом врага. К пятидесятилетию со дня окукливания Аркадия Гайдара» Всуеслава Сирицына и Семена Клопченко-Конопляных, авторов альманаха «Треугольный хуй»:

«Прочесть его (Гайдара), в сущности, некому: взрослые не станут, а дети ничего не заметят, как англичане не замечают, что читают по-английски»...

Этот, в общем-то не лишенный симпатии к Гайдару очерк, четко отразил восприятие писателя пост-советским литературным сообществом.

В качестве потешного парадокса в обзоре постулировалась основная тема гайдаровского наследия:

«Кстати сказать, тема ребенка-убийцы ― одна из главных у Гайдара. Вспомним хотя бы «Школу» и тот как бы звучащий на всех ее страницах выстрел из маузера в лесу, вокруг которого крутится все остальное повествование. Но нигде эта нота… не звучит так отчетливо, как в «Судьбе барабанщика». В этом смысле Сережа Щербачов ― так зовут маленького барабанщика ― без всяких усилий достигает того состояния духа, о котором безнадежно мечтал Родион Раскольников...»

«Вечный ребенок» Гайдар (тот же Маршак говорил о Гайдаре: «Он был жизнерадостен и прямодушен, как ребенок») от книги к книге воспевал малолетнего убийцу. На гайдаровских «кровавых мальчиках» выросло три поколения.

«Сережа абсолютно аморален, и это неудивительно, потому что любая мораль или то, что ее заменяет, во всех культурах вносится в детскую душу с помощью особого леденца, выработанного из красоты. На месте пошловатого фашистского государства «Судьбы барабанщика» Сережины голубые глаза видят бескрайний романтический простор...»

Оставим на совести насекомых характеристику СССР как «пошловатого фашистского государства». В конце концов, не стоит забывать, что перед нами очерк из альманаха «Треугольный хуй».

Гайдар действительно был дидактическим «суперфосфатом», идеологическим опиумом советского Храма, благодаря которому тысячи школьников просыпались утром счастливыми от мысли, что родились в СССР.

Примечательно другое: небрежно сплюнутый авторами «леденец из красоты» (понимай, поэтика) ― и есть тот самый важный, единственный предмет, исследованием которого (рассасыванием, вкусовым анализом, разложением на ингредиенты ― да чем угодно!) ― призвано заниматься литературоведение.

Но не «чарующие безупречные описания детства» интересуют Всуеслава Сирицына и Семена Клопченко-Конопляных. Они задаются вопросом:

«Зачем бритый наголо мужчина в гимнастерке и папахе на ста страницах убеждает кого-то, что мир прекрасен, а убийство, совершенное ребенком,― никакой не грех, потому что дети безгрешны в силу своей природы?»

Задаются, призывая «отбросить фрейдистские реминисценции», и сами же отвечают в пошловатом психоаналитическом ключе:

«Гайдар идет от дела к вымыслу, если, конечно, считать вымыслом точные снимки переживаний детской души, перенесенные из памяти в физиологический раствор художественного текста. «Многие записи в его дневниках не поддаются прочтению,― пишет один из исследователей.― Гайдар пользовался специально разработанным шифром. Иногда он отмечал, что его снова мучили повторяющиеся сны «по схеме 1» или «по схеме 2». И вдруг открытым текстом, как вырвавшийся крик: «Снились люди, убитые мной в детстве»…»

Признаюсь, эта выдуманная фраза из несуществующего дневника когда-то вернула мне Гайдара, казалось, навеки утраченного. Я прочел ее с угрюмым восторгом ― мрачный, настороженный поэт. Я тогда слагал детские стихи замогильного толка:

Хнычут маленькие птички
Из просторного дупла
Принесите нам водички
Наша мама умерла...

Как же я упивался в те смутные времена патологией разрушенного мира. Отрастил волосы и затянул их в жгут, надел долгополый кожаный плащ черного цвета, ходил по улицам с тростью, мечтал завести себе горбунью и карлицу. Новый «маниакальный» Гайдар пришелся мне ко двору...

Закрывая тему насекомых: никогда писатель Гайдар не воспевал ребенка-убийцу. Достаточно ознакомиться с его книгами, чтобы убедиться. Кладет свою жизнь на алтарь коммунизма отважный Мальчиш-Кибальчиш ― умирает, не выдав Тайны. Погибает пятилетний «хороший человек» Алька ― вредитель запустил ему в голову камнем. Главный герой «Судьбы барабанщика» Сережа Щербачов, совершая свой безрассудный поступок ― поднимается с браунингом, чтобы не дать шпионам безнаказанно уйти, ― сознательно приносит себя в жертву.

Творчество Гайдара описывает крестовый поход детей за «светлое царство социализма» и на этом пути, они ― не убийцы.

Определенно: одна из основных тем Гайдара ― ребенок-жертва.

6

Девяностые годы ― время Гайдара-опричника, Гайдара-карателя. Не давешний бог красного Олимпа, не доброглазый вожатый, играющий пионерам на сопилке ― ошарашенным согражданам предстал юный комбат на кровавом горячем жеребце: мчится Гайдар лесами Тамбова, горами Хакасии, гибельный, как всадник Апокалипсиса. Хрустят под копытами хакасские косточки, летят белогвардейские головушки, падают с рассеченными лицами белобрысые крестьянские дети, гулко хохочет комбат, скалит красную пасть. И такой яростный, что даже сами чекисты не выдержали, прогнали его прочь: ― Иди, ― говорят, ― Гайдар-палач, в Москву, да хорошенько подлечись...

Он и потом не угомонился, Гайдар. Вечерами, когда накатывала смертная тоска по крови, он сам себя резал бритвой, литератор-маньяк...



Новое гайдароведение ― «психиатрическое» ― сформировалось в начале девяностых. Эпиграфом к нему может служить знаменитая «дневниковая» фраза: «Снились люди, убитые мной в детстве…».

У этой превосходной (кроме шуток, сильная строчка!) «снились люди» отсутствует первоисточник. То есть, нет такой замшелой общей тетради, пожелтевшего клочка бумаги, куда бы сам Гайдар записал это признание. Приснившиеся покойники проживают исключительно в исследовательском пространстве «нового гайдароведения». Мертвый отряд без роду-племени марширует строем из статьи в статью. Каждый новый текст ссылается на былое цитирование ― круговая порука. Петров говорит: ― Я прочел об этом у Иванова. Прижмешь Иванова ― он тычет на Сидорова, а Сидоров ссылается Петрова.

В таком же режиме существует и вся прочая «правда» о Гайдаре. А она страшна: красный Билли Кид, сгубивший ― Х. Л. Борхес не даст соврать ― не одну тыщу человек, не считая хакасов.

По крайней мере, писатель Владимир Солоухин, автор псевдо-документального романа «Соленое озеро» ведет счет на тысячи. Солоухинская правда сильна художественностью и деталью. Чего стоит одна хакасская бабушка из воспоминаний деятеля культуры Г. Топанова, старушка, заботливо собирающая в деревянную мисочку мозги сыночка, после того как юный психопат Гайдар размозжил ему голову из маузера...

Вот не было бы этой де-ре-вя-я-я-нн-ой (стеклянной или оловянной) миски с мозгами ― то можно было бы засомневаться, потому что очевидцу злодейства Топанову (пожалуй, единственный проименованный свидетель в «Озере») в тот момент было пять годков, но он помнил, что стрелял из маузера командир в папахе. А поскольку папаху на всю страну Советов носил только Аркадий Гайдар, то сами понимаете...

По-хорошему, злосчастная папаха как примета убийцы ― чуть более значительна, чем, допустим, штаны. Убийца был в штанах. А Гайдар штаны носил.

Но одной миски с мозгами мало. Нет масштаба. Две тыщи белых офицеров, что сдавались в плен, велел шашками посечь. Замочил ― и в прямом, и в переносном, и в путинском смысле ― в озере Божьем местных жителей: с тех пор там табу на отъевшуюся на человечине рыбу. Семьдесят шесть человек ― детей и старух включительно ― лично расстрелял из пулемета: поставил в шеренгу и выкосил. (Цифра 76 ― еще одна деталь, работающая на достоверность. Вот сто человек ― это сомнительно, а 76 ― вроде, достоверно. Но лично я бы написал ― 73. Это более оптимально. Или же 69. Можно и 81).

Есть даже цитата самого Сталина (тут Солоухин честно говорит ― «цитату приписывают Сталину») который, вроде бы сказал, подивившись делам кровавого юнца: «Мы то его простим, но простят ли его хакасы?». Создается впечатление, что в 1922-м году звериные выходки чоновца Аркадия Голикова получили всероссийский резонанс. Мелкий бес просил прощения, а Диавол с оглядкой грехи отпустил...

Но в 22-м году Сталин, только что занявший тогда еще сравнительно скромную должность генерального секретаря РКПб, не был уполномочен карать или миловать жестокого комбата из Енисейской губернии и произносить исторические фразы.

С «правдой» о Гайдаре есть одна серьезная закавыка. Нет ни одного документа, свидетельствующего о вырубке реликтовых офицеров, о пулеметных забавах и ледовом побоище на озере Божьем... Для серьезного исследования отсутствие материалов ― проблема.

На это у новых гайдароведов имелся выверенный ответ ― документы того страшного времени просто не сохранились. Поэтому зверства приходилось реконструировать своими силами ― на свой вкус.

Как же не сохранились документы? Вот они, в архиве. Каждый чих Гайдара зафиксирован. Куда поехал, что приказал ― весь Гайдар, как на ладони. Он действительно был под колпаком у ГПУ. Были доносы, его проверяли, допрашивали. И за все время расследования не поступило на восемнадцатилетнего комбата одной жалобы от местного населения, а уж, наверное, не упустили бы возможность составить бумагу и поквитаться с убийцей.

Гайдар, конечно же, свирепствует. Но исключительно в виртуальном пространстве психиатрического гайдароведения. Уличенное в клевете, оно выкручивается с иезуитской ловкостью.

Спрашивает, глядя в глаза: ― Время было страшное?

Отвечаю: ― Не простое...

― Гражданская война ― это братоубийственная бла-бла-бла?

Осторожно соглашаюсь: ― Бла-бла-бла...

― Бритвой-то Гайдар себя резал?

Крыть нечем: ― Было дело, резал. Но это ведь...

Облегченно: ― Ну вот, а вы говорите, Гайдар не убивал. Убивал как миленький. Он же чо-но-вец!

И как тут не привести характерный абзац из «Судьбы барабанщика»?

« ― Юрка, ― возразил я, ― никакого эскимо я не ел. Это вы ели, а я прямо пошел в темноте и сел на место.

― Ну вот! ― поморщился Юрка. ― Я купил на всех шесть штук. Я сидел с краю. Одно взял себе, остальные пять вам передал. Очень хорошо помню: как раз Чарли Чаплин летит в воду, все орут, гогочут, а я сую вам мороженое... Да ты помнишь, как Чарли Чаплин летит в воду?

― Помню.

― А помнишь, как только он вылез, веревка дернула ― и он опять в воду?

― И это помню.

― Ну, вот видишь! Сам все помнишь, а говоришь: не ел. Нехорошо, брат!»

Единственные засвидетельствованные мученики, принявшие смерть от гайдаровского пулемета, ― это цивилизованные немецкие национал-социалисты, заглянувшие в 1941 году с освободительной миссией в СССР. Прикрывая отступление партизанского отряда в лесу под Каневом, Гайдар положил их не один десяток. Гайдар стрелял, лейтенант М. Тонковид был вторым номером ― подавал ленты. Их пулеметный расчет задержал и отбросил отряд из двух сотен.

За подобный подвиг боец обычно получал орден ― в начале войны «Красную звезду». В конце, когда награды расточались охотнее, «Красного Знамени» или орден «Славы». А ведь это не один эпизод краткого партизанского периода Гайдара. До этого помог вывести полк из окружения. Отличился в боях под Киевом: на себе вынес из боя комбата И. Н. Прудникова ― тоже, по-хорошему, полагается орден; ходил с бойцами в разведку, взял «языка» ― еще орден или медаль «За отвагу»...

По совокупности, за один месяц (с 18 сентября, когда остался в окруженном Киеве, до 26 октября, дня гибели) писатель с избытком наработал на звезду Героя Советского Союза...

Лейтенант Тонковид войну пережил. Выжил и полковник Орлов, и комбат Прудников. Лейтенанты Сергей Абрамов и Василий Скрыпник (это их спас Гайдар на железнодорожной насыпи своим окриком: «Ребята, немцы!») тоже прошли всю войну. Все они были с Гайдаром в партизанском отряде под Каневом. Реальные свидетели его героической службы ― это вам не мифическая солоухинская бабка с коронным блюдом: мозги сына в деревянной миске.

А единственную боевую награду Гайдар получил аж в 1963 году ― посмертный орден «Отечественной войны» I степени. Тут Советская Родина проявила неожиданную скупость по отношению к погибшему герою.

Француз Экзюпери ― летчик-писатель, специалист по «тем, кого приручил» ― ушел на фронт, совершал вылет над океаном и не вернулся. Сгинул и стал мировой знаменитостью. Прекрасный романтический образ.

Но вот ей-богу, в сравнении с нашим Аркадием Петровичем, французский летчик больше похож на персонажа анекдота, героического митька, который, спасая даму, прыгает за борт лайнера ― «и сразу тонет».

7

Рядовой читатель порой неблагодарен, как и любая иная публика. В детстве он тянул в школьном хоре фальшивым дискантом Пахумутову-Добронравова: «Только в борьбе можно счастье найти, Гайдар шагает впереди!», запоем читал «Голубую чашку, «Чука и Гека». А потом вырос, насупил брови и загнусил: ― Уби-и-йца...

Обыватель ― натура впечатлительная и традиционная. Его страшит кровавый двойник, восставший из «Соленого озера». Одно дело, был бы просто зольдатом: пиф-паф, ой-ой-ой, на то и война. А тут ― Чикатило в углу нервно вертит самокрутки.

Перестроечное время было щедрым на нелюдей. На излете восьмидесятых гремела история ставропольского Сливко, организатора детского клуба с такой чисто гайдаровской аббревиатурой «Чергид» ― через реки, горы и долины. Сливко тоже по-своему любил пионеров.

Слово «маньяк» намертво вошло в повсеместный обиход. Стало привычным, как «инженер» или «предприниматель». Клевета о Гайдаре была крепкой, напористой. Писали «Огонек» и «Литературная газета» ― не желтая пресса, а уважаемые солидные издания. Печатному слову по привычке верили. У старшего поколения имелся опыт государственных ревизий ― двадцатый съезд и доклад Хрущева о культе личности (показательный доклад, в котором жертвы реабилитировались самой низкопробной клеветой на Сталина).

По швам трещала страна, в перестроечных корчах умирала красная идеология. Буржуазная реставрация мешала с грязью весь советский проект целиком. У новых поколений должно было создаться твердое убеждение, что СССР возводили выродки ― примерно такие, как Аркадий Гайдар.

И напрасно бился писатель Борис Камов ― единственный на весь бывший Союз знаток жизни Гайдара, автор отличного гайдаровского ЖЗЛ. Все его вертинские восклицания: «Я не знаю зачем, и кому это нужно?» не находили ответа. Неутомимый, дотошный Камов раз за разом находил все клеветнические «серебряные ложки». Да, «ложки» отыскивались, но «осадочек» никуда не девался.

На руку травле был и лютый внучик-экономист Егор Гайдар, пустивший по миру «светлое царстство социализма», то самое, за которое воевал и погиб писатель Аркадий Гайдар. Реформы выглядели такими бесчеловечными, что обнищавший гражданин демократической РФ искал генеалогию такого зла ― казалось, оно не может взяться на пустом месте. И сразу подоспевало объяснение ― у него дед еще как отличился. И тогда все становилось на свои места. Гены! Прирожденные убийцы, один с маузером, другой ― с реформой.

Разумеется, кроме читателя-истерички, науськанного Солоухиным, подавал голос и читатель-либерал. Просвещенно абстрагируясь от биографические фактов из жизни автора, он заявлял, что в творчестве Гайдара ― местами милом, а местами наивном ― сквозит тоталитарная идеология, ныне неприемлемая для страны, сделавшей выбор в пользу демократии.

В спорах с либералами истина не рождается, а умирает. Но показательный факт ― во всем корпусе гайдаровского (самого, что ни на есть, советского!) наследия нет ни одного упоминания имени Сталина ― в отличие от того же Бориса Пастернака, будущего нобелевского лауреата и мученика демократии... Если бы с ночным вопросом по Мандельштаму: «Что делать?» ― Сталин обратился Гайдару, а не к Пастернаку, генсек бы не услышал в трубке: ― Иосиф Виссарионович, какой Мандельштам? Давайте поговорим о литературе...

Гайдар бы заступился. Он не предал ни одного товарища, хлопотал обо всех...

Так или иначе, в девяностые годы победившее воинствующее «буржуинство» вычеркнуло писателя из школьной программы. Из библиотек вычистили его книги. Точно так же они исчезали в тридцать восьмом. Ожидался скорый арест Гайдара, и библиотекари спешно утилизировали творчество врага народа.

Тогда от ареста Гайдара спас А. Фадеев, секретарь Союза Писателей: на свой страх и риск внес в списки литераторов, представленных к ордену «Знак Почета». Газета «Известия» с Указом Президиума Верховного Совета о награждении Гайдара остановила репрессивный механизм...

Поостыли и нынешние страсти вокруг Аркадия Гайдара. Умер писатель Солоухин. Умер внук Егор Гайдар, высидевший хищное племя олигархов. Возможный коммунистический реванш канул в небытие. И Аркадий Гайдар ограниченными тиражами вернулся в книжные магазины.

И, должно быть, замер потрясенный Борис Камов, выпустивший в 2011 году монографию-исследование «Аркадий Гайдар ― мишень для газетных киллеров». Он-то сражался за честное имя Гайдара последние двадцать лет и победил! А враги вдруг рассыпались, как 3-дешная рать Анубиса из фильма «Мумия». С кем разделить торжество? Нет поверженных тел. Никто не сдался в плен; вокруг лишь один исторический прах из разбитых песочных часов, только рыхлые телеса Российской Федерации: кризис, гнилая экономика, полиция, Северный Кавказ, десталинизация, Манежная Площадь; грядет уже «распиленная» Олимпиада в Сочи, новые взрывы в московском метро и аэропортах. Какой Гайдар?! До всей русской культуры нет никому дела! До России нет ни кому дела. Все в ней нерентабельно, кроме нефти и газа…

Поздно, поздно. Интернетовские ветра давно разнесли солоухинские семена «правды» о Гайдаре по всем городам и весям. Кровь невинно убиенных натекла в Википедию. «Зверства» Гайдара проросли, как сорняки по всей сети. Выполоть это вранье уже невозможно. Оно обрело самостоятельную жизнь.

Теперь у России два Аркадия Гайдара. Один ― позабытый гениальный писатель, фронтовик и герой. Другой ― подзабытый мифологический вурдалак: «В черном-пречерном Арзамасе, на черной-пречерной улице...»

И по большому счету, не нужны оба. Дети в России больше не читают и не интересуются «светлым царством социализма». Новая Россия не нуждается в кибальчишах. У государства спрос на потребителя и исправного налогоплательщика.

8

Я тоже верил в другого Гайдара, юного берсеркера, подверженного приступам больной ярости. С той разницей, что он не оттолкнул меня. Даже наоборот ― привлек. Он представлялся мне мальчиком Каем, раненым в глаз и сердце ледяной шрапнелью. Революция, как Снежная Королева, поцеловала его и увезла в свой холодный чертог. За кровавым Гайдаром, как Герда, бежала Литература, освобождая его жестокое сердце слезами, голубыми чашками, тимурами, чуками и геками...

Я, боготворивший обериутов, искренне восторгался бесконечному диапазону гайдаровского слога. В эпистолярном мастерстве Гайдар не уступал перу поэта-чинаря Даниила Хармса.

«Дорогой т. Ермилов! Как только получишь это письмо, так сейчас же постучи в стенку или высунься и позови т. Вармута. Когда он войдет, ты попроси его, чтобы он сел. Сначала скажи ему что-нибудь приятное. Ну например: «Эх, и молодец ты у меня Вармут», или еще что-нибудь такое, ― а когда он подобреет, ты тогда осторожно приступи к разговору насчет 6 февраля. Если он сразу согласится, то ты его похвали, и скажи, что ничего другого от него и не ожидал. А если же он сразу начнет матом ― то ты не пугайся, а выслушай до конца. А потом кротко загляни ему в глаза и проникновенно спроси: «Есть ли у него совесть?» От такого неожиданного вопроса кто хочешь смутится. А ты дальше, больше, продолжай, продолжай, и все этак диалектически, диалектически, и тогда он раскается и, схватившись за голову, стремительно помчится в бухгалтерию. Пока всем вам всего хорошего. Очень только прошу не понять, якобы я только пошутил. Деньги мне в самом деле нужны, так крепко, как никогда...»

Шесть лет учили меня в моем сумеречно-вечернем университете, что личность автора следует отделять от его трудов. И хоть бы сам Фредди Крюгер написал: «Отговорила роща золотая березовым веселым языком», изучай золотую рощу и березовый язык, а не личность Фредди Крюгера.

В случае с Гайдаром тянуло и на личности. Сколько раз я примерял на себя его кавказский поступок от 1920 года. Безмозглые красноармейцы из его роты ради бандитского шика, отпилили стволы у винтовок ― сделали «карабины». Чтоб доказать олухам, что изувеченная винтовка в цель не попадает, ротный Голиков приладил такой «карабин» к пулеметному станку, сам стал в пятидесяти шагах и велел навести на себя. Выстрелили и не попали. Вздорный, эксцентричный поступок, готовый эпизод для красного вестерна. Гайдар сделает из него потом рассказ «Обрез», но из скромности назначит главным героем своего тогдашнего помощника Трача. Это даже не «русская рулетка» с одним патроном в барабане.

Но по красочности этот обрез все же не сравнится с гайдаровской бритвой. Когда любопытные граждане интересовались шрамами на груди, Гайдар не без юмора отвечал: «Хорошего человека встретил, сердце хотел показать».

О том, что в грозные минуты помутнений Гайдар резал себя, рассказал его хабаровский знакомец, человек с удивительно бюрократической фамилией, похожей на советское учреждение: Закс. Будущий американский эмигрант Борис Закс.

История о гайдаровских «запоях и буйствах» появится в 88-м году в парижском русскоязычном альманахе «Треугольный х..», то есть, виноват, «Минувшее». Это Закс первым расскажет о кровожадных потребностях Гайдара, назовет его садистом, страдающим маниакально-депрессивным психозом. Обидно, что этому впечатлительному фетюку подарил Гайдар тетрадь с «Голубой чашкой».

Основываясь на воспоминаниях Закса, нагородит свои маниакальные реконструкции Солоухин.

Понятно, в свое время Гайдар здорово перепугал Закса. Поразительная особенность Гайдара ― он вызывал дикую неприязнь у людей трусоватых и подлых.

Гайдара считали своим близким другом писатели Рувим Фраерман и Константин Паустовский.

Это Фраерману писал Гайдар:

«Дорогой Рувчик ― мне исполнилось 36 лет (5 месяцев). Из чего они складываются? 1. Рожденье. 2. Воспитанье. 3. Воеванье. 4. Писанье. Раздели 36 на 4, и жизнь моя будет перед тобой как на ладони, за исключением того темного времени, когда я задолжал тебе 250 рублей денег».

А до этого из санатория в Сокольниках:

«Здоровье мое хорошее. Одна беда: тревожит меня мысль ― зачем я так изоврался. Казалось, нет никаких причин, оправдывающих это постоянное и мучительное вранье, с которым я разговариваю с людьми... образовалась привычка врать от начала до конца, и борьба с этой привычкой у меня идет упорная и тяжелая, но победить я ее не могу..

Иногда хожу совсем близко от правды, иногда ― вот-вот ― и веселая, простая, она готова сорваться с языка, но как будто какой-то голос резко предостерегает меня ― берегись! Не говори! А то пропадешь! И сразу незаметно свернешь, закружишь, рассыплешься, и долго потом рябит у самого в глазах ― эк, мол, куда ты, подлец, заехал!..»

Закс или Солоухин прокомментировали бы этот отрывок так: Гайдара замучили «убитые в детстве люди», и ему так и хочется крикнуть Фраерману: ― Это я грохнул старуху-процентщицу!

Гайдар отлично понимал, что происходит в его стране. Знал, что молчать ― стыдно, а правдивый «разговор» равен самоубийству. И он сделал все что мог на тот момент ― написал «Судьбу барабанщика», самую первую книгу о репрессиях, о искалеченных судьбах детей, чьи родители арестованы. Написал и едва не поплатился свободой.

У писательских сыновей иногда наступают приступы одержимостью «отцом». Дмитрий Набоков так пишет предисловие к последней отцовской рукописи, словно бы сам Владимир Набоков водил его рукой.

Много лет спустя сын Тимур поведает об отце безупречными гайдаровскими строчками:

«Нет у него ни одной повести, ни одного рассказа, в которых не появились бы командир, красноармеец. Те, что еще в строю, или которые уже свое отслужили, отвоевали. И всегда, хотя бы эхом грома дальних батарей, военным эшелоном, промчавшимся мимо окон пассажирского поезда, или часовым на посту, но всегда и непременно присутствует в его книгах Красная Армия. И нет для него ничего святей знамен Красной Армии, и поэтому все, что ни есть на свете хорошего, это у него ― солдатское…

И не подумайте, пожалуйста, что был он несчастлив, таил в себе какую-то беду или обиду. Несчастливые люди не пишут такие книги, какие написал он, и уж, конечно, не совершают веселые и даже озорные поступки».

Паустовский вспоминал, как однажды домой к нему заявился официант ― принес котлеты и записку от Гайдара: срочно одолжи столько-то рублей. Паустовский передал деньги. Наутро спросил Гайдара ― а зачем котлеты? Гайдар ответил: «Как я мог сказать официанту, что у меня денег не хватает? Придумал повод...

Можно заставить людей себя бояться. Но нельзя заставить любить. Гайдара любили. Дружбой с ним дорожили. В довоенной Москве люди почитали за честь познакомиться с детским писателем №1. И Паустовский и Фраерман уж наверное бы воздержались от общения с садистом и психопатом...

Был ли болен Аркадий Гайдар? Да.

Правилен ли диагноз Закса-Солоухина? Нет.

Биограф Борис Камов говорит о травматическом неврозе, результате контузии. Он полагает, Гайдар использовал водку как сосудорасширяющее средство ― спасение от головных болей. Когда водка переставала помогать, Гайдар резал себя бритвой ― боль также расширяла сосуды. Если уже не помогало это крайнее средство ― ложился в больницу.

Не уверен, расширяет ли сосуды алкоголь. Он, скорее, выступал в роли антидепрессанта. А предпосылок для депрессий у Гайдара было предостаточно. Критики по полгода вели о его повестях опасные дискуссии, от которых полшага до ареста. Выматывала нервы бывшая жена Соломянская ― пока не угодила в лагерь. Нервным срывом закончилось ожидание ареста в 1938-м.

Терапевтические способности бритвы можно тоже ставить под сомнение. Гайдар был болен, точнее ранен, но побеждал творчеством свою болезнь. Шизофрения, МДП убивают талант. А мастерство Гайдара росло год от года. Работоспособность по-прежнему не подводила. Личность его страдала. Но не деградировала.

Перед самым подвигом юный герой повести «Судьба барабанщика» переживают чудесную слуховую галлюцинацию:

«Воздух замер. И раздался звук, ясный, ровный, как будто бы кто-то задел большую певучую струну и она, обрадованная, давно никем не тронутая, задрожала, зазвенела, поражая весь мир удивительной чистотой своего тона. Звук все нарастал и креп, а вместе с ним вырастал и креп я».

Писатель Гайдар сам был источником такого звука, человеческим камертоном, по которому следует настраивать оробевшее, зафальшивившее сердце.



P.S.

Самыми неудачными своими текстами Гайдар считал повесть «Всадники неприступных гор» 1927 ― не любил за искусственность; и рассказ «Пусть светит» 1933 ― за вторичность. При жизни «Всадников» и «Пусть светит» не переиздавал.

Самым драматичным эпизодом в его творчестве стала неоконченная повесть «Талисман» 1937 («Бумбараш») Прежде чем повесть была дописана, вышла книга В. Катаева «Шел солдат с фронта», которая сюжетно и тематически пересекалась с новой неоконченной повестью Гайдара. Огорченный, работу прервал. Позже пытался вернуться к «Бумбарашу», но так и не смог.

Самой любимой книгой Гайдар назвал «Голубую чашку» 1936. По крайней мере, так Гайдар подписал тетрадь Борису Заксу: «Черновик моей любимой книги».

Наибольшую славу ему принесла повесть «Тимур и его команада» 1940. Сам же Гайдар был недоволен. В художественной отношении повесть уступала предыдущим вещам. Одновременная работа над сценарием отразилась на качестве текста и его структуре ― мыслились новые сюжетные ходы, а уже нельзя было допустить, чтобы фильм отличался от книги.

Лучшие его тексты ― повести «Школа» и «Судьба барабанщика», рассказы «Сказка о Мальчише-Кибальчише», «Голубая чашка», «Чук и Гек».

«Жил человек в лесу возле Синих гор. Он много работал, а работы не убавлялось, и ему нельзя было уехать домой в отпуск. Наконец, когда наступила зима, он совсем заскучал, попросил разрешения у начальников и послал своей жене письмо, чтобы она приезжала вместе с ребятишками к нему в гости. Ребятишек у него было двое ― Чук и Гек. А жили они с матерью в далеком огромном городе, лучше которого и нет на свете. Днем и ночью сверкали над башнями этого города красные звезды. И, конечно, этот город назывался Москва».

Этим образцовым абзацем начинается история о советском новогоднем чуде ― когда все живы, когда все вместе, когда все счастливы.

Последние строчки «Чука и Гека» не просто шедевр ― эталон финала. Так следует книгу заканчивать.

«Что такое счастье ― это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовется Советской страной».

01:41 

Нужны ли мы нам?????!!
А у нас очередное хуйнестрадание на майдауне хиленькое ибо бабок олигархи не отстегнули, днем ехал на Тараса Шевченка оказалось что Петровку закрыли типа " в ём бонба", думал что еще саму станцию Майдан могут закрыть, но обошлось, и таки да чувствуется что в городе нет горячей воды, носом чувствуется. у меня кстати теперь со вчерашнего её тоже нет.вот так и живем- "мы ж здобулы" блядь.

23:05 

Про Отобе 2014

Нужны ли мы нам?????!!
Побывали впервые с малой на Отобе. Камиле понравилось- папа сделал ей вполне годны костюмчик эльдарки фарсира из Вархаммер 40к. Как ни странно вниманием дите не обделили, процентов 30 фото делались с аквилами на груди)) дабы инквизиция не замела за общение с ксеносами.Сам фестиваль большой народу было много и это при параллельно проходящей япономании, хотя народ по большей части бегал и туда и сюда)))). Не смотря на ситацию в стране косплей шоу было как обычно масштабным, хоть и не затянулось до 23 как в старые времена да и многие капитаны украинского косплея не участвовали. В общем все было классно, хотя пара тройка минусов была. Первый это отсутствие внятной тематической линии которая была на старых с подачи воронежцев. В этом году на нее подзабили и все косплей-шоу проходило как утреники и фесты до 2008. Второй по номеру но не по значению минус- ООООЧень мало косплей сценок- честно не знаю что заявляли на отборочные, и какого качества они были, но ей богу 4 сценки на фест это реально мало. Хотя ели орги решили что все на столько хреново в этой сфере, что лучше в этот год допустить только боле менее вменяемый минимум, может это послужит уроком на будущий год для любителей тупых быдлосценок что готовится надо не абы как и не курить траву перед написанием сценариев, то я только за. Третий косяк это блолк к-попа. Не ребята у нас все таки не настолько популярно это действо что бы гнать без перерыва танцы-танцы-танцы не разбавляя их в течении всего феста. Реально до конца большинство досидело только потому что умно поставили Файтинг-дримерс с их сценкой. А файтинги это всегда было тот уровень сценок на который надо равняться 90% любителей этого дела. ФД кстати не подвели- и свое реноме лучших подтвердили, хотя дипломатично не получили 1 место которое по гамбургскому счету было их, но эт политика и думаю все было согласовано. Плюсов тем не менее у феста предостаточно, работа волонтнеров на этот раз была на высоте, СБ бдила и хамоватых типов на фесте не припоминаю и в гримерку пускали только причастных, что тоже только в плюс. Уровень костюмов не упал, лолиты радовали прекрасными луками, народ был позитивный без бухла. В общем все вышеперечисленное дает основание ставить позитивную оценку .

10:39 

Подпишусь:____:(типа слеза умиления)

Нужны ли мы нам?????!!
На АК какая-то милейшая барышня стала выкладывать переводы феминистских комиксов собранных ею с миру по нитке, и не пропиарить это я не вправе! acomics.ru/~femics/about


Ибо я получаю изысканное наслаждение от этого типа “женских” комиксов и не только комиксов (впрочем и от вещей Жизель Лагас меня прет) .

О да, знаю, ходят грязные слухи что я противник феминизма. И это только от того что я грязнаямужскаяшовинистическаясвинья. Но сами подумайте, разве это повод?
Наоборот, то снисходительное отношение к женщинам, которое формируют во мне многие тысячелетия безраздельно господствующего патриархата, позволяет мне относиться к феминизму чуть ли не с умилением.Посему я, без зазрения, прусь с вышеупомянутой подборки. Раньше мне приходилось по крупицам разыскивать всё это по сети, да ещё на импортном. И да я прочел весь Джордановский опус -фентези с матриархатом хоть и ржал все время приговаривая "вот как не надо писать".
Теперь я в одном месте могу насладиться всем тем что люблю в крайнем феминизме.
Несмешными бабьими остротами.
Победоносными битвами с тут же выдуманными врагами.
Старательными подсчетами хоть каких то женских исторических достижений.
Постоянным утверждением что они лучше мужигов))), в стиле "лучше чем гномы"(с)
И чудесными оборотцами, типа:
“Феминизм не участвовал ни в каких войнах. Он не убивал своих оппонентов. Он не создавал концентрационных лагерей, не морил врагов голодом, не совершал никаких жестокостей”.Мне нравиться! Действительно нравиться феминизм и его креативы. Если бы у автора подборки были бы яйца и она не отрубила бы комменты (видали как изящно я прикрутил наличие внешних тестикул к наличию смелости?) я бы писал ей только хвалебные комментарии.

02:00 

Война, война война никогда не меняется.

Нужны ли мы нам?????!!
Сегодня общался с сестрой жены она в Славянске живет учительствует, порасказала что там и как- если одним словом то пиздец, город похож на типичный города 41-45- разрушенные кварталы и люди отсиживающиеся в погребах и подвалах. Укронацики просто напросто разрушают промышленные обьекты и жилые дома, больницы - одним словом полностю наследуют мудаков воевавших за Адика следуя тактике ВЗ- чтобы если не им то никому . Вот интересно кому мешала солевая мельница в Артемовске на которой ее тетка работала или частный сектор предместий Славянска так то укропскую армию там уже иначе чем карателей и бандитов не воспринимают. Разговор был не особо долгим, впечатление тягостное особенно в свете того что вся эта катавасия затянется надолго если не смотря на заявления про "своих не бросаем" россия не поможет и будет дальше тянуть волынку.

16:31 

lock Доступ к записи ограничен

Нужны ли мы нам?????!!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Звездный замок

главная